Психолог, Собеседник, Человек.

Профессия хороший Человек существует!

Печать

Интервью Синаева "Дай мне Бог силы изменить в этом мире то,
что я могу изменить,
дай мне Бог терпимости вынести все то,
что я изменить не могу.
И дай мне Бог мудрости отличать одно от другого."

Недавно встретила на улице свою старую знакомую, которую не видела пару лет. На ее вопрос, что сегодня делала, я ответила, что была у психолога. Нужно было видеть, как изменилось ее лицо, а настороженный взгляд отразил всю гамму вдруг возникших у нее подозрительных мыслей в отношении моей персоны. Весь вид ее как будто говорил, что, возможно, теперь общаться со мной опасно. Вероятно, для нее не существует разницы между психологом и психиатром, - подумала я. Поэтому, не дожидаясь вопросов, я объяснила, что брала интервью.

Впрочем, существуют и другие заблуждения относительно профессии психолога. Одни, например, абсолютно убеждены, что "поход" к такому специалисту все равно ни к чему не приведет, и предпочитают бороться со своими бедами самостоятельно. Другие - наоборот. Такие надеются, что все за них сделает психолог. Они так и ждут, что он "закидает" их умными словами, решит все проблемы, и, хорошенько опустошив их кошельки, другими людьми выпустит в жестокий мир. О том, что же в действительности происходит, мы и беседовали с практическим психологом Синарёвым Дмитрием Александровичем.

- Дмитрий Александрович, в чем же суть работы психолога?

- Смысл работы не в том, чтобы дать совет, как многие думают. На мой взгляд, задача заключается в том, чтобы в процессе общения с психологом у человека появились новые варианты поведения в беспокоящей его ситуации. Лучше, если и ограничивающие убеждения будут заменяться более прогрессивными. Важно также, чтобы клиент научился сам в дальнейшем обходиться без профессиональной психологической помощи. Иначе может возникнуть привыкание: с любой проблемой надо бежать за посторонней помощью. Это очень большая опасность в моей работе. Поэтому я и стараюсь построить нашу беседу таким образом, чтобы человек сам думал, искал правильное решение, находил выход. Так возникает собственная стратегия выхода из кризисных ситуаций. И это дорогого стоит. Это гораздо лучше, нежели просто получить совет или рекомендацию.

Для меня же одна из задач заключается ещё и в том, чтобы самому в первую очередь оставаться человеком. Убежден, что профессия психолога - это профессия хорошего человека. Прежде всего - личность, а потом уже знания. Нельзя беседовать с клиентом какими-то общими фразами, такое, увы, тоже бывает. Так случается, когда психологическое образование, допустим, полученное в институте, еще не пережито, не обработано сквозь личный фильтр восприятия этой жизни. Тогда клиент с трудом и вряд ли найдет понимание у психолога.

- И все же...

- О профессии психолога люди действительно не очень хорошо знают. Как правило, они думают: ну чем он занимается? Просто разговоры разговаривает и все? Хочу сказать, что только я и человек, который ко мне приходит, понимаем, что это не так. Он реально может решить свои проблемы, которые беспокоили его до нашей встречи. Значит, в этом есть смысл. Работа психолога не ограничивается психотерапевтическим сеансом. Я перерабатываю то, что услышал от человека, анализирую беседу, готовлюсь, таким образом, к следующему приёму. А тот, кто приходит, в идеале тоже должен думать об этом, и применять те изменения, которые произошли с ним в процессе общения, то есть менять жизнь. Вот тогда эта работа имеет смысл. А если это происходит на уровне "поговорили и разошлись" - это не работа, это - ничего.

Надо отметить, что все мы все в той или иной степени являемся психологами, мы учимся этому с первых мгновений нашей жизни: мы учимся общаться, преодолевать жизненные трудности, находить компромиссы и т.д. Но бывает и такое, когда наших "природных" психологических навыков не хватает. Возникают самые разнообразные проблемы, а выход не находится. Тогда на выручку и приходит профессиональный психолог.

Я очень стараюсь построить свою жизнь так, чтобы у меня количество проблем было минимальным. Тогда и отношение к жизни более оптимистичное и работать легче. Мне кажется, что психолог в первую очередь должен уметь свою жизнь устраивать, а уж потом думать о помощи другим. Ведь если человек обременен огромным количеством комплексов, сложно предположить, что он сможет помогать людям.

- А что человеку делать с комплексами? Бороться или учиться жить с ними?

- Существуют некие вещи, которые просто есть и все, которые по некоторым причинам мы изменить не можем или не хотим. Это нужно уметь принимать. А есть вещи, которые мы можем изменить, но это требует определённых усилий. Бывало, что моя работа с человеком приводила к тому, что мы оба понимали: истинная причина сложностей лежит в нем самом, но самое главное, что на самом деле его все устраивает. Ему нравятся эти сложности. Тогда, как правило, работа прекращается, а человек понимает, что он не хочет поменять эту ситуацию. Другое дело, что далеко не все готовы в этом признаться.

- Как долго к вам обычно ходят люди? Бывает ли такое, что нет возможности найти пути выхода из проблемной ситуации? И были ли люди, с которыми вы отказывались работать?

- Иногда хватает двух, трех встреч. А есть люди, с которыми мы общаемся два года, но виделись за этот период чуть более десяти раз. Я не могу сказать, что существует какой-то жёсткий регламент регулярности консультаций. Важно понимать, что люди приходят сами. Это их решение и их выбор. Потому и длительность, и частоту встреч каждый человек определяет для себя индивидуально и самостоятельно. Я могу лишь что-то рекомендовать, если меня об этом просят. Как правило, если мы работаем над какой-то определенной проблемой, то я работаю в формате встречи раз в неделю. Бывают такие ситуации, что человек приходит с проблемой, и, решив ее успешно, понимает, что есть еще какие-то другие темы для работы.

Есть определенное время, которое я выбираю для профессионального общения. Например, не работаю с людьми, которые пришли после трудового дня. Это не имеет смысла: человек устал. Нужно понимать, что в отличие от простого разговора за чашкой кофе, общение с психологом - это активное общение, это общение - работа, работа души, внимания, памяти, сознания - всех этих компонентов. И для этого нужны физические и психические силы. Поэтому лучше для встречи выбрать специальное время.

Каждый клиент ищет своего психолога, каждый психолог ищет своего клиента. Должен возникать какой-то определенный контакт, даже симпатия. Я не буду делать то, что мне неприятно. Однажды заявка на работу была такой: мне позвонила женщина, и сказала, что у нее есть два любовника. Один ей нравится, с ним очень хорошо, но он бедный, а второй богатый, но не нравится, зато он деньги дает. Я говорю: " Ну и что вы хотите? Выбор сделать или что-то еще"? Она ответила, что хочет, чтобы все осталось, как есть, но только, чтобы богатый давал больше денег и при этом оставался довольным, а бедный тоже чувствовал себя хорошо, зная, что есть еще кто-то. Я задал ей конкретный вопрос: "Значит, вы хотите, чтобы я вас научил манипулировать людьми. "Да, именно этого я и хочу", - ответила она. Я тогда ей объяснил, что не занимаюсь подобными программами. Скажу и теперь, что это не совмещается с моими ценностями. Те знания и навыки, которые есть у меня, я никогда не использую, чтобы человек что-то сделал, а потом, придя в себя, об этом жалел.

- Значит, в принципе, реально заставить человека сделать то, что вам нужно?

- Это делалось всегда, делается, и будет делаться. Это делается людьми, у которых есть эта цель. Если у человека она есть, и ему не важно, какими средствами он будет этого добиваться, честными или нечестными, и соблюдаются ли при этом нормы морали, человек все равно найдет способ это сделать, найдет способ манипулирования другим, неважно, NLP это или нет. Мы все манипулируем друг другом постоянно. Мы очень хорошо узнаем слабости друг друга, и так или иначе на этом играем, когда нужно чего-либо добиться от нашего партнера. Если человек обладает знаниями NLP, он, возможно, сделает это быстрее. Но сам по себе метод NLP был настолько разрекламирован, и продолжает рекламироваться, что если раньше достаточно узкий круг людей этим интересовался и получал к этому доступ, то сейчас существует огромное количество литературы и информации об этом. Например, готовя один материал про подростков, я купил несколько журналов, которые читают в этом возрасте. Там было что-то вроде переписки, где поднималась тема проблемы знакомств, проблема общения с противоположным полом. Было опубликовано письмо одной девушка, которая писала: "Он со мной стал разговаривать и пытался использовать какие-то приемчики из NLP. Это было так заметно, и так глупо!" Это говорит о том, что неумелое использование может вызвать обратную реакцию. Ведь если это делается непрофессионально, а лишь на уровне "верхушек", то становится заметно другому человеку, и вызывает реакцию самую обратную. Однако профессионально это делать непросто. Важно помнить, что сам метод Нейро-Лингвистического Программирования основывается на альтруистических позициях. Философская основа очень позитивна и противоположна идее манипулирования.

- Что же такое нейро-лингвистическое программирование? С чем оно работает? Где может применяться?

- Дело в том, что NLP это и наука и искусство. Для меня - это, прежде всего, искусство оставаться собой, живым человеком. NLP предназначено для работы с внутренним миром человека. В процессе тренинговых занятий приобретаются какие-то поведенческие навыки, которые являются для каждого конкретного человека наиболее эффективными. NLP-метод был взят из опыта успешных людей: бизнесменов, политиков, ораторов, психологов, врачей. Один из серьезных блоков NLP, который дается уже на более продвинутых ступенях обучения - моделирование. Моделировать можно практически любой существующий навык. Например, на сертификации мастерского курса, которая у нас проходила, можно было выбрать партнера, который делает что-то хорошо и научиться этому. Было забавно: кто-то хотел научиться играть на гитаре в виде экспресс-обучения, я учился печатать на машинке, кто-то ложился на битые стёкла. Здесь важна система - сам метод некоего сканирования того, из чего, из каких деталей состоит вот этот самый успех, из каких деталей этот самый талант, навык. Если говорить о применении в бытовой жизни, можно взять для примера рекламу. Тут просто можно с большой эффективностью замечать те приемы, которые в ней используются для воздействия на человека и его подсознание. Все сделано шаблонно, и самое главное - связать в сознании рекламируемый предмет с самим человеком, вызвать желание идентификации себя с героем рекламного ролика. То есть, какой мужчина не хочет считать себя мужчиной, или какая хозяйка не хочет быть хорошей. Происходит связывание предмета с уровнем ценностей и даже уровнем личностного своеобразия. Вроде бы незаметно, но тем ни менее проникает в нас. Знание NLP помогает отсекать лишнее, избегать манипулятивного воздействия.

Есть такое понятие, как логические уровни в NLP, и они достаточно сильно влияют на сознание, поэтому в рекламе используются вовсю. Люди будут покупать эти вещи, потому что важно поддерживать в себе эту идентификацию, это состояние. Есть и другие способы, разработанные на основе NLP, например, быстрый поиск тем, интересных человеку, придумывание нестандартных ходов, даже в какой-то мере наведение легкого гипнотического транса. Есть такое понятие, как разрыв шаблона - это один из способов погружения человека в трансовое состояние. То есть, когда человек ведет себя нестандартно - это нас ошарашивает: "Я оторопел"- это и есть трансовое состояние.

- Что Вам дала профессия психолога? Помогает ли она в повседневной жизни, в общении с родственниками?

- Я пошел учиться психологии в тяжелой жизненной ситуации, и это оказалось хорошим выходом. Не могу сказать, что это решило все проблемы, которые были у меня на тот момент, но это дало какой-то определенный толчок, чтобы задуматься, чтобы как-то начать менять свою жизнь.

Изучение психологии и NLP дало мне очень много. Можно по-разному реагировать на ситуации, возникающие в повседневном мире. Воспринимать все можно либо эмоционально, либо пытаться это как-то анализировать. Знание психологии, естественно, помогает избегать каких-то конфликтных ситуаций, острых углов, помогает лучше понимать своего партнера. Конечно, я не живу в постоянном состоянии психотерапевтического сеанса. Хотя сначала очень сильно утомляла работа в проблемном поле: ведь освобождаться от этой негативной энергии нелегко. Но с течением времени стараешься организовывать свою жизнь так, чтобы напряжение исчезало как-то само по себе, автоматически. Нужен определенный образ жизни. Помогают отношения в семье. Благодарен жене, поскольку во многом тот стиль, в котором я работаю, то, насколько эффективно я это делаю - ее заслуга.

- Но, к сожалению, не у всех складывается настолько хорошие отношения в семье. В чем основные причины непонимания между людьми?

- Мы очень многое усложняем, и даже некоторые методы, которые существуют в разных психологических направлениях, на мой взгляд, склонны к усложнению процессов, которые происходят в человеке, процессов коммуникации в том числе. В принципе, чем проще и доступнее происходит общение, тем легче возникает понимание, и тем больше вы себя обезопасите от претензий со стороны партнера. Нужно общаться доброжелательно и открыто, оставаться человеком, не говорить о том, о чем не знаешь, и не стараться казаться, а просто быть таким, как есть.

- Скажите, как Вам удается "разговорить" человека, обращающегося за помощью? Ведь весьма непросто сделать так, чтобы он Вам полностью доверял?

- Я очень уважаю людей, которые обращаются за помощью. Безусловно, понимаю, что это стресс, тяжело, что это делать очень непросто. Я для них совершенно незнакомый человек, а тут вроде как нужно душу наизнанку вывернуть. Редко бывает, что люди к этому готовы. Естественно, нужно некоторое время, чтобы установить с человеком контакт, чтобы возникло доверие, и можно было говорить на самые разнообразные темы. Конечно, какая-то зажатость бывает у людей, и для этого существуют различные приемы, но я чаще полагаюсь на экспромт. Бывает по-разному: кому-то достаточно предложить чашку чая, спросить, как он доехал, человек начинает говорить, разговор раскручивается, и дальше уже идет все нормально. Некоторым людям бывает сложно начать говорить в принципе, но, как правило, люди с удовольствием говорят о себе. Можно начать с абсолютно нейтральных тем. Я интересуюсь заранее (еще во время предварительной беседа по телефону), с какой проблемой человек ко мне обратился. Допустим, если это семейные вопросы, то я могу поговорить с ним о работе, спросить, чем он занимается, о его интересах, найти такие темы, которые не будут напрямую касаться больного вопроса, с которым он пришел, но, тем не менее, разговор какой-то завяжется. Иногда бывает так, что и это не помогает, по каким-то невербальным признакам замечаешь, что человек все равно чувствует себя скованно, в этом случае бывает полезно задать прямой вопрос: "Что конкретно в данный момент в этой ситуации вас беспокоит, что погружает вас в это состояние"? Желательно "вытащить" из человека слова, сделать так, чтобы он проговорил то, что он испытывает, то, о чем ему, например, неудобно говорить с посторонним человеком. И в зависимости от того, какие ответы клиент будет давать, уже можно обыгрывать ситуацию. Иной раз консультация может длиться до пяти часов. Но для меня главное, чтобы люди могли ко мне прийти со своими проблемами, а уходили с позитивным настроем.

Видите, оказывается все не так страшно. Просто, видимо, современному человеку уже легче верится в плохое, а привычка бояться не позволяет признаться, что проблемы на самом деле существуют и их надо решать. И нет ничего плохого, если в этом нам поможет специалист. Мы же идем лечить зубы к стоматологу, а не ждем, пока они сами выпадут. В мире существует много профессий, и профессия "хороший человек" - тоже.



Беседовала Юлия Бутусова
Фото Ольги Кожевниковой

Синарёв Дмитрий Александрович, практический психолог Статья была опубликована: Журнал для женщин «Альфея». №-10, Октябрь, 2005 года.