Светлые дети

Печать

Вид погрязшего в недельном пьянстве отца семейства был настолько отвратителен, что я пожалела о той настойчивости, с которой уговаривала знакомого нарколога взять меня на вызов в роли ассистентки. Заполнив под его диктовку необходимые бумаги, я бесцельно встала у двери, глядя на то, как доктор возится с капельницей, и с трудом скрывая неприязнь.

Видимо, почувствовав мое состояние, сидевшая у постели "больного" пожилая дама поднялась и, тронув меня за локоть, жестом поманила за собой. Я послушно поплелась следом через просторный холл на идеально прибранную кухню, одна из стен которой была выложена затейливой сине-желтой плиткой. Небесно-солнечные тона никак не вязались с общей гнетущей атмосферой большого ухоженного дома, скрытого от дороги глухим забором и чередой разлапистых сосен.

- Присаживайтесь, - тихим бесцветным голосом предложила женщина. - Чай, кофе? - Если можно, кофе, - в тон ей ответила я и не удержалась от вопроса. - Это Ваш сын?

- Упаси господи, - открестилась дама и представилась. - Людмила Сергеевна. Никто я тут. Так… Домработница. Сил моих больше нет. Плюнуть бы на все да хлопнуть дверью. Но как ребят оставишь? Двое их в этом доме маются. Иришке восемь лет, а Денису вот-вот семнадцать исполнится. Светлые дети, не в пример сверстникам да родителям. Куда я от них?..


Дебет и кредит любви

Людмила Сергеевна, некогда экономист, попала в семью Барковых (фамилия изменена) не от хорошей жизни. Иришке в ту пору было всего два года, Денису - десять. Малышкой занималась няня, мальчик же показался новой домработнице каким-то уж слишком неприкаянным. Предоставленный самому себе, он либо часами просиживал у компьютера, либо бесцельно бродил по участку, пиная носком ботинка первую августовскую сухую листву.

Глядя на Дениса сквозь окно кухни, Людмила Сергеевна неодобрительно качала головой, окрестив парнишку "баловнем" и "барчуком". Но, понаблюдав за ним несколько дней и разобравшись в семейной ситуации, вдруг поняла, насколько одинок мальчик. Марина, мама Дениса и Иришки, в отличие от других состоятельных дам, не только занималась собой, восстанавливая чуть подплывшие после родов формы, но и вполне успешно руководила довольно солидной туристической фирмой. Возвращаясь домой не раньше девяти вечера, она стремглав мчалась в детскую - поцеловать уже спящую дочь и выслушать отчет няни. Не забывала заглянуть и к сыну, неизменно сидевшему у монитора компьютера или читавшему книгу. Пара фраз: "Ну, как ты, милый?" - "Нормально, мам". Вот и весь разговор.

Барков-старший прибывал двумя часами позже. Измученный и издерганный проблемами собственного рекламного бизнеса, он мимоходом скользил губами по щеке жены и, чаще всего, отказавшись от ужина, скрывался за дверью кабинета, нагруженный бумагами. Справедливости ради надо сказать, что время от времени все семейство собиралось за одним столом на воскресные обеды. Были и краткосрочные совместные отпуска, и, пусть редкие, но вылазки в модные развлекательные центры. Вот, пожалуй, и все.

И как-то так получилось, что довольно скоро Денис стал не безразличен Людмиле Сергеевне. Поначалу помогала ему с алгеброй да подкармливала вкусностями, а потом с изумлением заметила, что мальчик все чаще задерживается на кухне. Вернется из школы, устроится на стуле у окна и сидит, либо, слушая ее рассуждения да рассказы о жизни, либо занимаясь уроками. Иной раз даже поможет: лук почистит, муку с молоком венчиком взобьет. И называть стал не по имени отчеству, а просто тетей Людой.

Шли годы, подросла Иришка. Ее в отличие от Дениса, учившегося в обычной математической школе, отправили в престижный колледж. Марина все чаще задерживалась на работе.

Барков же, наоборот, стал возвращаться раньше, но по-прежнему закрывался в кабинете. Как-то Людмила Сергеевна вскользь заметила в присутствии Дениса, что его папа слишком много трудится и дома. На что подросток, усмехнувшись, ответил:

- Как же, трудится. В "инете" висит на сайте знакомств. Виртуальная любовь пополам с реальным коньячком. Видели бы вы, что он там пишет.
Людмила Сергеевна осторожно поинтересовалась, откуда у мальчика столь глубокие познания.
- Да он недавно заснул, - просто объяснил Денис, - а компьютер выключить забыл. Я за словарем зашел, ну и увидел. Да ерунда все это, теть Люд. У нас весь класс подобным занимается. Ребята прибавляют себе годиков, создают вымышленные анкеты и треплются на сайте с бабами о любви да смысле жизни.
- Но какой в этом интерес? - удивилась Людмила Сергеевна. - Не лучше ли беседовать с девочками своего возраста?
- О чем? - вновь усмехнулся Денис. - О прикиде, тусовках и сексе? Да у нас и девочек-то осталось - раз-два и обчелся. Ленка вон из соседнего дома с водителем собственного папаши переспала. Дашку родители чуть не каждую ночь по клубам разыскивают.
- А ты был в этих клубах?
- Был пару раз. Толпа обкуренных сомнамбул. Бродят со стеклянными глазами. Лица не испорченные интеллектом… Тоска зеленая. И никому не интересно, что у кого в голове. Вроде все вместе, а на самом деле каждый сам по себе. Да все мы в этой жизни сами по себе…
На том и разошлись тогда. Но Людмила Сергеевна никак не могла забыть тот спонтанно возникший разговор, приоткрывший мальчика с несколько необычной стороны. Все искала повод продолжить. И он вскоре появился, когда Барков-старший в первый раз ушел в запой, а Марина, промучившись с мужем несколько дней, вынужденно пригласила в дом врача-нарколога.
После отъезда доктора Денис зашел на кухню и, как всегда, устроился у окна.
- Теть Люд, я вот что хотел сказать, - подросток немного помялся. - Отец сорвался, но это только начало. Теперь покатится, как снежный ком… Матери он давно уже глубоко безразличен, ее только прибыль фирмы волнует. А я скоро уеду. Сдам выпускные, и уеду в Питер, буду поступать в тамошний университет.
Людмила Сергеевна ахнула:
- Но почему в тамошний?
- Не могу я здесь больше, - как-то тоскливо произнес Денис. - Только не говорите, как остальные, что не понимаете, чего мне тут не хватает. Я это от матери постоянно слышу. "И чего тебе не хватает? Мы с отцом лучшие года положили на то, чтобы у вас все было"… А мне это "все" до макушки! Как они не могут понять - да ты хоть с ног до головы обмотайся этими у.е., лучше не станет. Отец ни разу со мной серьезно не поговорил, так чтоб по душам. Ему все до лампочки, любовью и то виртуально занимается. А мать? Вот вы меня жалеете, я это чувствую. А она лишь обозначает заботу. Нет у нас семьи. Участок есть, забор есть, машины есть, дом есть, а семьи нет. И никогда не было.
Родичи вроде в наличии, но они и понятия не имеют, что у нас с Иришкой внутри. В своих-то тараканах разобраться не могут…
Выговориться до конца Людмила Сергеевна не успела. Ее рассказ был прерван появлением на кухне подростка. Буркнув "Здравствуйте", он застыл у дверного косяка, немного помолчал, видимо, стесняясь постороннего человека, но потом тихо спросил:
- Теть Люд, мы ужинать будем? У Ирки живот от голода болит. Домработница охнула и засуетилась у плиты, а я вернулась в комнату.

Как волки на собак

Шли дни, а увиденное в доме Барковых не забывалось. Поначалу думалось, что рассказанное Людмилой Сергеевной не стоит и выеденного яйца. Ведь перед сколькими семьями стоят куда более серьезные проблемы. А тут и достаток есть и дети вполне благополучные. Но что-то подспудно мешало избавиться от навязчивых мыслей. И я решила обсудить данную историю со знакомым психологом Дмитрием Синаревым. Уж кто-кто, а он - практикующий специалист - наверняка сталкивался с нечто подобным.

- На первый взгляд, казалось бы, нормальная семья. Более чем обеспеченная. Родители заботятся о том, чтобы их дети были сыты, обуты, одеты, и имели в этой жизни все мыслимые блага…
- Да нет там никакой семьи! Денис, о котором ты рассказала, прав. Самое грустное в этой ситуации то, что именно "крутые" родители зачастую попадают в "капкан" ими же самими и расставленный. Потому что гораздо больше заботятся о красивом "фасаде", нежели о внутренней атмосфере дома. Их больше волнует внешний антураж: богатый дом, супернавороченный автомобиль. И дети тоже становятся как бы показателем успешности: престижный колледж, учеба за границей. Если нанимают няню для малыша, то обязательно с высшим медицинским образованием, если репетитора, то не ниже кандидата наук. При этом желания и интересы самого ребенка, как правило, учитываются в последнюю очередь. Отсюда - недопонимание и конфликты.
- Но, согласись, Денис ведь каким-то образом смог сохранить тягу к простым человеческим отношениям. Он же не скатился до уровня тех богатеньких подростков, которые заполняют свою жизнь лишь развлечениями на деньги родителей.
- К счастью, рядом с Денисом оказалась хорошая добрая женщина. Та самая Людмила Сергеевна, которой был не безразличен внутренний мир мальчика. Дело в том, что проблема одиночества ощущается в подростковом возрасте особенно остро. Вот и сбиваются мальчишки и девчонки в своеобразные "стайки", пытаясь восполнить недостаток общения с папой и мамой. Обычно дети из обеспеченных семей держатся определенным кланом, но если кто-то из них попадает в другую среду, например, в компанию дворовых подростков, то его начинают использовать лишь как спонсора совместных развлечений. А он-то ведь думает, что завоевал не только авторитет, но и уважение. Мол, рядом появились настоящие друзья… - Которые так же похожи на друзей, как волки на собак. Иллюзия.
- Именно! Для любого из нас первым университетом жизни была, есть и будет семья. В ней формируются основы мировосприятия. Прописные истины! Кто закладывает первые камушки добра, любви и уважения к людям? Конечно же, родители. Все остальное - детский сад, школа, институт - вторично. Здесь уже отражается то, что ранее получено дома. Представь себе пятнадцатилетнюю девочку, которая приходит в класс в платье от Catherine Walker. А ее соседка по парте в тот же день является в брючном костюме от Victora Edelstein. Их общение сводится к соперничеству и обычной демонстрации собственной крутизны. А что это, как не отражение поведенческой модели родителей? Характерно, что это возникло не вдруг. Например, в брежневские времена точно так же вели себя отпрыски дипломатов и номенклатурной элиты.
- Насколько я помню, ты тоже закончил далеко не простую школу.
- Да, у нас действительно училось довольно много детей "больших" родителей. Они редко участвовали в наших внеклассных сборищах, а если все же попадали на них, то откровенно скучали.
- Почему? Не устраивал ваш прикид или отсутствие высокой должности у пап?
- Да у нас как-то не принято было обсуждать джинсы, кроссовки и прочее модное шмотье. Кто-то свои стихи читал, кто-то играл на гитаре. Спорили о смысле жизни, мечтали о будущем. А мальчики-мажоры знали свой "сценарий" заранее. Их папами все уже было предопределено: и места в престижных институтах зарезервированы, и "теплые" должности. А наши мечты воспринимались ими как бессмысленный треп.
- Ты считаешь, что ничего не изменилось?
- Ничего! Даже наоборот. Все стало более явным. Только сейчас уже меряются не кроссовками да джинсами, а престижными иномарками, загородными особняками и фирмами или, опять же, постами родителей. Знаешь, такую шутку? Девочке на дискотеке приглянулся парнишка. Подойдя к нему, она томно с улыбочкой произносит: "Привет! Я - Алена. Мой папа - управляющий банка". "Привет!" , - отвечает мальчишка. - "Я - Артем. Мой папа - охранник банка". "Ой!" - разочарованно вскрикивает девица. - "Как здесь душно!" И удаляется прочь.
- Значит, получается, что достаток - не что иное, как разлагающее зло?
- Да нет! Тут другая проблема. Как сказал Бэкон: "Богатство очень хорошо, когда оно служит нам, и очень плохо - когда повелевает нами". Наивно было бы отрицать тот факт, что человек всегда стремится жить лучше: вкусно и хорошо питаться, окружать себя красивыми и удобными вещами, жить в комфортных условиях, общаться с интересными и разделяющими его взгляды людьми. Без этого стремления, какой-либо прогресс и развитие были бы в принципе не возможны. Речь идет о том, что развитие материальное и духовное должно происходить в человеке синхронно. Именно в этом случае можно говорить о гармонично развитой, сбалансированной личности. Иначе человек начинает напоминать обезьяну с гранатой, поскольку совершенно невозможно предугадать, на какие "подвиги" он решится в следующий момент своей жизни: "сядет на иглу", "закажет" своего конкурента по бизнесу или просто ради развлечения изобьет до полусмерти припозднившегося пьянчужку на улице.…Да мало ли на что еще может подвинуть чувство безнаказанности и вседозволенности? - Но все это тоже идет из семьи.
- Верно. Из семьи, где происходит подмена ценностей. Был в моей практике такой случай. Обратилась бабушка четырнадцатилетнего подростка, в прошлом - довольно известная актриса. Ее буквально обескуражили равнодушие и холодность внука. Дело в том, что, заболев, она попросила мальчика навестить ее и привезти некоторые продукты. Каково же было ее удивление, когда, открыв дверь, она обнаружила на пороге не любимого внука, а личного шофера его отца с пакетом провизии.
- Маленький барин послал слугу?
- По сути - да. Проблема отчуждения. Его просто не научили любить. А модель семьи такова. Отец по несколько дней не появляется дома. То ли работает, то ли еще чем-то занимается - никто не знает. Жена в принципе не имеет права голоса, поскольку материально полностью зависима от мужа. Ей вряд ли нравится образ жизни супруга, но рисковать своим образом жизни она уже не готова.
Фитнес-клуб, салон красоты, модное авто… Все это оплачивается главой семейства. Такова цена безропотности и покорности. Наблюдая подобную линию поведения, подросток делает простой вывод: за деньги можно купить все.
- Но он забывает о старой мудрости: богатство не облегчает наших забот, оно лишь подменяет одни заботы другими.
- В данном случае понятие "родители" заменяется довольно унизительным словечком "предки", которые становятся удобным финансовым источником. У ребенка постепенно складывается мнение, что власть денег безгранична. Она способна дать и любовь, и друзей. Но если вдруг этого не происходит и система дает сбой, привычный мир рушится. Развиваются всевозможные комплексы, появляется неуверенность в себе, ощущение собственной ненужности, неполноценности. Подросток становится столь уязвимым, что любое негативное замечание в его адрес может привести к непоправимым последствиям, вплоть до суицида.
- А уход от реальности?
- Ты имеешь в виду наркотики? Об этом уже столько писали, что не хочется повторяться. Как сказал Сократ: "Нельзя лечить тело, не леча душу". Практически все, что предлагается на сегодняшний день медицинскими центрами является симптоматическим лечением. А корни проблемы, на мой взгляд, уходят в структуру личности, основы которой закладываются именно в семье.
- Но от реальности можно спрятаться и иным путем. Например, в пресловутый "инет".
- А в чем, собственно, разница? В состоянии наркотического транса мир для подростка становится ярче, понятнее. Ему кажется, что перед ним открываются огромные возможности. Он - супер. Все по плечу. Теперь представь себе сидящую перед монитором самую обыкновенную внешне девчонку, далеко не красавицу, эдакую серую мышку. В школе на нее никто из ребят не обращает внимания, несмотря на стильную и дорогую экипировку. А в виртуальном мире она может стать кем угодно, повесить на сайт чужую фотографию, придумать о себе загадочную историю и пользоваться огромным успехом у противоположного пола, ловко избегая встреч. Это тоже своеобразный транс. В обоих случаях мы имеем дело с измененным состоянием сознания. И, соответственно, с сильно искаженным восприятием действительности.
- Мы с тобой довольно много говорили о влиянии семьи. О том, что истинные ценности, такие как внимание, забота, любовь, подменяются мнимыми. Проще говоря, условными единицами. Но есть и другие факторы. Например, пресса, телевидение.
- Они, конечно, не столь разрушительны, но определенную роль, несомненно, играют. Стоит полистать молодежные журналы и сразу становится ясна сфера интересов данной аудитории. Основные темы какие? Скандальные подробности из жизни кумиров, "крутой прикид", советы о том, как стать лидером, понравиться и найти сексуального партнера, реклама контрацептивов и далее в том же духе. Но, как ты понимаешь, зерна прорастают на благодатной почве. И боюсь, что мы опять вернулись к тому, с чего начали: к общечеловеческим ценностям, которых так не достает людям, несмотря на степень их обеспеченности.

"С нами нельзя!"

На следующий день я заглянула в зоомагазин: нужно было выбрать подарок для сына подруги, давно мечтавшего о хомячке.
Рядом со мной остановилась весьма эффектная девушка. Держа за руку малышку лет семи, она приторно-ласково щебетала:

- Так какого кролика тебе купить: беленького или шоколадного?
Девчушка неопределенно пожала плечами.
- А, может, возьмем обоих?
Еще один судорожный жест плечиками.
- Даша! - раздалось от двери. - Время! Опаздываем же!
У входа стоял мужчина, многозначительно стуча пальцем по циферблату часов.
- Мамуль, я с вами хочу! - захныкала девочка.
- С нами нельзя, милая, - вновь защебетала молодая мама. - В боулинг маленьких деток не пускают.
- Тогда поедем домой…
- Тебя отвезет дядя Володя, - уже более сухо произнесла мать и повернулась к продавцу. - Мы берем обоих кроликов…

Через стекло витрины я видела, как две одинаково дорогие машины разъехались в разные стороны. И вдруг подумалось: купи хоть двух кроликов, хоть всю живность данного зоомагазина, ничто не сможет заменить ни ласкового поцелуя, ни сказки, прочитанной на ночь, ни доброго слова, ни теплого прикосновения рук мамы и папы. Как не смогли заменить Денису человеческих отношений так рьяно добываемые его родителями блага.

И кто знает, что скажет эта малышка своим "предкам", когда подрастет, как поведет себя, устав от одиночества. Воистину, "богатство ценится больше, чем все то, что оно способно дать, и меньше, чем то, чего оно дать не способно".


Синарёв Дмитрий Александрович, практический психолог Статья была опубликована: №3, 2004. Журнал "Рублевское шоссе" Журнал для женщин «Альфея». Август 2004.